Информационное общество и протест — 2

3 текста об анатомии протестного движения, написанные еще до выборов и опубликованные на портале odnako.org. Продолжение. Начало здесь.

Мой прошлый текст вызвал ряд вопросов, на которые я попробую дать ответы.

1. Информационное общество – нечто далекое от нас?

Нет, мы все интегрированы в информационное общество, мы все, здесь присутствующие, живем в нем – я полагаю у каждого есть доступ в сеть, да и собрались здесь едва ли сталевары и механизаторы. Для интереса, каждый может подсчитать количество контактов за день (мы поздоровались или выслушали мнение человека) в офф-лайн и он-лайн средах. Если он-лайн контактов больше – очевидно вы больше живете в информационном пространстве. Второй фактор – то время, которое вы тратите на коммуникацию офф-лайн и он-лайн (семья не считается). Он-лайн занимает все больше времени нашей жизни, мы все больше погружаемся в информационное общество. Наше согласие или несогласие с этим ничего не решает – просто посчитайте контакты и время. 

2. Информационное общество – утопия?

С точки зрения индустриального общества – безусловно. Люди ничего не производят, целыми днями смотрят на монитор – и какое-то особое общество? Думаю, что рост мегаполисов воспринимался людьми, занятыми в сельском хозяйстве с такими же чувствами: сотни тысяч людей, живут в каменных джунглях, не сеют и не пашут, типичные нахлебники, оторвались от корней.  Но отрицать такое явление, как он-лайн среда и людей, живущих преимущественно в он-лайн среде мы не можем. Их положение может казаться шатким, все это информационное общество зависит от путешествий сигналов по проводам. Но это явление имеет место и имеет тенденции к развитию. Ну и стоит сказать, что информационное общество опирается на определенную технологическую базу, а с этим уже не поспоришь. Именно технологии меняют общественные отношения и двигают прогресс общества.

 

3. Информационное общество – отдельная социальная группа фейсбучников и твиттероманов?

Не стоит представлять информационное общество, как некую гомогенную среду. Это общество также стратифицировано, но по иным критериям. Здесь становится все более важен фактор жизненного опыта, фактор возраста, фактор доступа к информации, тогда как привычные критерии, имущественный статус, в первую очередь, здесь может не играть роли. Уже сформировалась он-лайн культура в целом со своими символами и ценностями, сформировались культуры отдельных слоев этого общества. И что закономерно, возник конфликт между индустриальным и информационным обществом (о котором я уже писал), а последнее время имеется и конфликт между стратами этого информационного общества. Свидетелем которого мы являемся, находясь на ресурсе одной из конфликтующих сторон.

 

Конфликт информационного общества и элиты общества индустриального типа — факт.

Я общаюсь на достаточно разных он-лайн площадках, мое мнение не назвать абсолютно репрезентативным, но я стараюсь трезво оценивать ситуацию.  Так вот: горячих поклонников Путина в информационном пространстве очень и очень немного. Путин пока что проигрывает борьбу за интернет. Егор Холмогоров, после встречи с Премьером сказал очень точно – Путин не понимает что хочет Болотная. Это подтверждается и откровенной бездарностью попыток борьбы за интернет, которую вели Потупчик, Якеменко и т.п. Борьба правящей элиты за мнение интернет-аудитории в целом провалена так как нет понимания, что работа в информационном обществе должна строится по иным принципам, через иных людей, да и задачи этой работы в целом должны быть другие.

 

Но тут проявился и внутренний конфликт различных слоев информационного общества. На руку ему сыграли и т.н. лидеры оппозиции, которые пытаются оседлать протестную волну. Одиозность этих персон заставляет поддерживать Премьера даже тех, кто совсем не питает к нему теплых чувств (альтернатива оказывается настолько хуже, что напрашивается вывод о тщательно спланированном спектакле, но не буду об этом). Кроме того, само протестное движение уже разделилось (националистам затыкают рот, коммунисты тоже смотрятся инородным телом и т.п.). В общем, такими темпами, с «оппозиционерами» останутся только маргиналы (защитники всевозможных геев) и «хомячки», которые на активные действия неспособны. В общем, до выборов, особых угроз действующему строю нет. Сложности начнутся потом.

С информационным обществом, власть так и не научилась взаимодействовать. Поэтому, после выборов, в протестное движение включатся и те, кто поддержал Путина на выборах. «Хомячки» так и не полюбят Путина, а сторонники, судя по всему, не увидят позитивных сдвигов (так как элита все еще не понимает принципы и особенности информационного общества и вероятно не поймет). А это уже чревато массовыми волнениями. И непонимание будет только нарастать, так как «хомячки», надо признать, являются реальными трендсеттерами, вся их инфантильность, глухота к голосу разума, превалирование эмоций над здравым смыслом, все их методы распространения информации, будут захватывать все больше членов информационного сообщества. Следом, возникнет вероятность появления общего лидера\лидеров  этого нового общества (сейчас, разве что Навального можно назвать подобием лидера информационного сообщества). И тогда уже, протесты так просто погасить не удастся. Информационное общество умеет самоорганизовываться, что мы уже наблюдаем. А вот как с этим работать – попробую описать в следующий раз.

This entry was posted in Обзоры and tagged , , , . Bookmark the permalink. Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Оставить комментарий

Your email is never published nor shared.

You may use these HTML tags and attributes <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика