Информационное общество и протест — 3

3 текста об анатомии протестного движения, написанные еще до выборов и опубликованные на портале odnako.org. Окончание. Прошлый текст здесь. Начало здесь.

Анализируя последние события (в частности автопробег «за Путина») можно сделать вывод о том, что власть начала понимать те возможности, которые есть во взаимодействии с информационным обществом. Однако, у меня есть сомнения в том, что будут сделаны адекватные выводы и налажено нормальное взаимодействие с информационным обществом. Один единственный флэшмоб – еще не работа, тем более что участники были явно не сколько «за Путина», сколько против « упырей» из т.н. оппозиции. А проведение других мероприятий «в поддержку Путина»  (в частности в Петербурге) показало, что методы властей, увы, стали еще топорнее. По сравнению с «путингом» в Питере, бездарная деятельность Потупчик, Якеменко сотоварищи выглядят верхом креативности… Но не буду о грустном, попробую все таки описать ситуацию из наивной надежды на то, что власть все таки немного думает об улучшении жизни в стране и решит всерьез работать с информационным обществом.

 

Информационное общество существует в пространстве переизбытка информации и информационных каналов, и это накладывает свои особенности (во многом весьма негативные).

  1. Поверхностность восприятия. Серьезные вдумчивые материалы (не говоря про кондовый официоз властей) пользуются гораздо меньшей популярностью, чем нечто яркое, креативно и просто (даже примитивно) сформулированное и поданное. Оппозиция, в отличие от властей, в большей степени задействует «язык» информационного общества, чем власть и даже т.н. системная оппозиция.
  2. Популярность негатива. В условиях информационной перегрузки, сильнее «цепляет» негативная информация, нежели позитивная. Позитивная информация играет роль психологической защиты в ситуации «когда все плохо», но общий фон не нивелирует. Потому, недовольство властью в любом случае будет нарастать, если не будут приняты меры.
  3. Отсутствие механизмов проверки информации. К сожалению, и мы это все видим, даже откровенная дезинформация может быть растиражирована и стать «правдой». Что опять же создает благоприятные условия для роста протестных настроений. При отсутствии реакции властей, «сон разума будет рождать чудовищ» в новых масштабах.
  4. Инфантилизация аудитории. Примитивность восприятия, готовность поверить в любую глупость, превалирование эмоций над здравым смыслом становятся все более заметны. Это усугубляется тем, что новое поколение, и без того не отягощенное образованием и жизненным опытом, становится все более активной частью информационного пространства. И под чье влияние эта аудитория попадет можно вполне логично предположить.
  5. Непредсказуемая, запутанная и быстро изменяющаяся система лидеров мнений, которых трудно вычислить, и еще труднее работать с ними, используя привычную тактику запугивания и подкупа.

Возможно, это даже не полный список вызовов со стороны информационного общества, с которым придется столкнуться властям. Но работать с этим придется, иначе недовольными станут совсем недавние сторонники.

И что с этим можно сделать?

  1. Понять парадигму информационного общества и интегрировать его в существующую систему управления. При достаточно поверхностном анализе, можно увидеть и выгоды, которые несет в себе та надстройка, которую я называю информационным обществом. Во-первых, информационное общество может стать нервной системой общества в целом. По сути мы сейчас это и наблюдаем: все попытки «вывести в топ», «залайкать», «ретвитить» имеют под собой смутную надежду, что какой-либо вопиющий случай дойдет до внимания властей. Пока что власть глуха и слепа. Что и вызывает недовольство. Однако, создав систему оперативной реакции на вопиющие случаи, власть сможет более оперативно решать проблемы на той стадии, пока они не стали причиной массового недовольства. Даже крупные компании уже понимают возможности и угрозы информационного пространства: попробуйте написать что-то негативное про МТС, и на связь с вами выйдут в течение нескольких часов, ваша проблема будет решена. Аналогичный подход нужен и со стороны официальных властей.
  2. Информационное общество со своими «группами по интересам» является интересным материалом для аналитики. Анализируя проблемы и мнения разных групп и представляя их численность, можно вычислить проблемы на более ранней стадии. И соответственно, более оперативно реагировать на них. Когда люди вышли на улицу, решать проблему уже поздно. Когда об этом говорят – вполне уместно.
  3. Работа с лидерами мнений должна строиться по иным принципам. Нужны новые инструменты выявления инфолидеров (топы и рейтинги пока что не являются адекватным инструментом).  Инфолидеры – не только популярные персоны в информационном пространстве, но и генераторы контента, которые могут остаться вне поля зрения. С ними нужна адекватная работа, которая должна заключаться не в уже существующем запугивании или подкупе, а на принципах прямого диалога и нематериального (!) стимулирования.
  4. Нужен новый пропагандистский орган, который будет генерировать интересный контент и его активно распространять. Власти придется стать более поворотливой и креативной, так как привычные механизмы создания контента, пригодные для ТВ, совсем непригодны для интернета. Здесь возможны как официальные источники, так и неофициальные (блогеры на зарплате). Очевидно, управлять этим должен свежий человек, который «в теме».
  5. Нужен репутационный сервис, отслеживающий как достоверность распространяемой информации, так и репутацию инфолидеров (в том числе и собственных пропагандистов). Людей с запятнанной репутацией необходимо быстро отстранять от работы. Возможно – создание собственной системы рейтингов достоверности источников и репутации лидеров. Информационное общество пока что испытывает трудности роста и не сформировало собственную информационную мораль. Информационная мораль будет создана, рано или поздно, но этому процессу можно и нужно помочь. Если не возглавить, то хотя бы корректировать.

Информационное общество, при всей его разрозненности, достаточно распространенной инфантильности и прочих болезнях роста, имеет четкую, хоть и наивную до крайности позицию «за все хорошее, против всего плохого». И если власть покажет, что она также «за все хорошее, против всего плохого», она получит поддержку информационного сообщества, а это лидеры мнений, влияние которых будет только нарастать. В противном же случае, власть будет все больше восприниматься чужеродной и даже «оккупационной». Со всеми вытекающими последствиями.

Виктор Тамберг

This entry was posted in Обзоры and tagged , , , . Bookmark the permalink. Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Оставить комментарий

Your email is never published nor shared.

You may use these HTML tags and attributes <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика