Еще о нейминге

Чрезмерная увлеченность созданием имен — особый социо-культурный феномен русскоязычного пространства. Россия вообще чрезмерно испорчена высшим гуманитарным образованием, куда ни плюнь — попадешь в филолога, психолога или социолога. Есть образование — хочется и поумничать. Начинается НЛП, фоносемантический анализ, пляски вокруг «эмоций»  и прочие «экспертные откровения»,  в духе  »автомобили ВАЗ не могут продаваться с таким названием».  Интересно, как неймеры трактуют название «Яблоко» для категории электронных устройств?

Взглянем на крупнейшие компании. Очевидно, имена самых известных марок никаких «эмоциональных зарядов» нам не несут, так как нести не могут по определению– другая языковая среды. Так что тезис о каком-то эмоциональной насыщенности отпадает сразу. На уровне смысла названий, в лучшем случае мы сталкиваемся со сферой деятельности компании, подчас далекой от нынешней:

BMW- Баварский моторный завод

IBM – Международные машины для бизнеса

SUN – Сеть Стэнфордского университета

3М-  Минессотская добывающая и производственная компания.

GE — Электрика общего назначения

NEC — Японская электрическая компания

В худшем случае, названия марок не говорят вообще ничего относящегося к делу. Особенно поэтичен Дальний Восток:

Mitsubishi – 3 бриллианта

Subaru – японское название созвездия Плеяды

Fuji – гора Фудзияма

Sanyo – 3 океана

Daewoo — большая вселенная

Hitachi- рассвет

Samsung- 3 звезды

Nintendo — составное из трех японских иероглифов «Nin-ten-do», которые можно перевести как «небеса благословляют тяжелую работу». Неплохое название для марки игровых приставок, не правда ли?

Восток вообще дело тонкое, западные предприниматели поступают куда как прагматичнее, называя фирмы и марки собственными именами и фамилиями: Bosh, Siemens, Mercedes-Benz, Honeywell, Hewlett-Packard, или именами городов, озер, рек: Nokia, Tikkurila и т.п. Очень интересно, как эти марки стали такими известными и востребованными без вмешательств наших славных специалистов по именам…

… ну и мой комментарий к этой статье:
Роль названия зачастую сильно преувеличена. Вызвано это тем, что маркетологи пытаются придать своей деятельности побольше значимости, потому раздувают из мухи слона. В результате мы видим архисложные методы создания и тестирования названий.

Логика поиска правильного имени достаточно проста. Как уже сказано в статье, многие из стран являются «законодателями мод» в определенных областях. И если мы работаем с продуктом, ценовое позиционирование которого выше среднего уровня в категории, то требуется и название, которое апеллировало бы к стране происхождения, гарантирующей более высокий уровень качества. Согласитесь, хороший парфюм или коньяк не могут иметь русское название (и происхождение) по определению — продукт попросту не будет восприниматься достойно. Родина этих продуктов — Франция, отсюда и необходимость мимикрии под «французские» товары и марки. Впрочем, бывают и противоположные случаи: недавно в Эстонии я видел коньяк «Французский Аист», попытка мимикрии под молдавский напиток. Но это, конечно, что-то запредельное.

Кроме того, бывают случаи, когда у продукта нет «исторической Родины». Поэтому название имеет смысл связывать с той страной, чье ценностное восприятие вписывается в идеологию продукта или бренда. Скажем, Германия — символ производственного качества, Япония — высоких технологий, а Франция — утонченного вкуса. В этом случае, требуется опять же соответствующее имя, «говорящее» и о «правильном» происхождении продукта или бренда.

Возвращаясь к России: в чем наша страна является авторитетом? Пельмени, водка, квас, возможно найти еще несколько подобных категорий рынка продуктов питания. Соответственно, в этих категориях, даже премиальный продукт должен иметь понятное русскому слуху имя.

Как наша страна воспринимается? Скажем, что неоднозначно. Но есть некий стереотип, что в России еще остались «потемкинские деревни», где румяные бабушки в платочках своими опытными руками выдаивают здоровых коров, сбивают вручную экологически чистое масло и пекут натуральные вкусные пирожки. Поэтому, русские имена подходят и для других продуктов питания, где потребителя заботит вопрос происхождения и качества продукта. Пожалуй, больше бренд «Россия» нигде в самой России не котируется. Кроме того, Россия очень во многом «западническая» страна, Европа являлась культурным ориентиром еще со времен Петра. Отсюда и обилие псевдозападных названий.

А что касается «укусите головастика» — так то вопрос адаптации. Наверное, надо быть умалишенным, чтобы выпустить на рынок продукт с названием, ассоциирующимся с явным негативом или табуированными темами. Потому, тут обсуждать в общем-то нечего. Это просто здравый смысл — переименовать «Досирак» в «Доширак», например. В остальном же название должно что-то говорить о продукте, его происхождении. Если же это несущественно — то лишь идентифицировать продукт на полке. А думать о тайных смыслах, фоносемантике и прочем нейромаркетинге — лишнее.

This entry was posted in Мысли and tagged , , . Bookmark the permalink. Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

3 комментариев

  1. Posted 30.08.2010 at 10:40 | Permalink

    не знал что сименс и бош названы в честь «себя»..

  2. Виктор Тамберг
    Posted 30.08.2010 at 13:48 | Permalink

    это долгое время было распространенной практикой — называть компании своими именами. значимость персоналий и личных связей была велика, а потребительских брендов в нынешнем понимании еще не было.

  3. nothing
    Posted 01.09.2010 at 09:07 | Permalink

    да, собственно, как и многие автомобильные бренды названы в честь их родителя.

Оставить комментарий

Your email is never published nor shared.

You may use these HTML tags and attributes <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика